z_laya (z_laya) wrote,
z_laya
z_laya

Автостопное и не только. От Выборга до Кижей. Часть 7.

Окончание.
Издавна окрестности Ладожского и Онежского озёр, берега Невы, Свири и Онеги населяли финоугорские племена. Славяне стали появляться в этих краях примерно в VII-VIII веках и поначалу селились в окрестностях озера Ильмень, по берегам Волхова. В основном это были племена кривичей и ильменских словен. Но массовая колонизация русского Севера началась в XI-XII веках и особенно усилилась после монголо-татарского нашествия, когда коренные земли Древней Руси - окрестности Киева, Чернигова, Галицко-Волынские земли, были опустошены.




Уцелевшее население бежало в "Залесье", или "Залесскую Украину", как называли земли Ростово-Суздальского и Владимирского княжеств, с которых и пошла нынешняя Россия. В XII-XIII веках были основаны Вологда и Холмогоры, Каргополь и Гледень - нынешний Великий Устюг.

Колонизация Севера шла двумя путями - из Великого Новгорода, простиравшего свою экспансию вплоть до нынешней Финляндии - Оулу, кстати, был изначально основан именно новгородцами, как "торговая крепостица на реке Олове". И только в XIV веке шведы вытеснили русских из финских земель.

Второй путь колонизации был "низовой" - из Ростово-Суздальского княжества. Граница "сфер влияния" новгородских и ростовских, а позднее московских земель проходила, кстати, в том числе и по территории нынешнего Сямженского района Вологодской области.

Кижи и вообще карельские земли входили в Водскую пятину Великого Новгорода. Пятинами назывались "концы" Новгорода - нынешние городские районы. Всего их было пять, отсюда и название "пятина". По примеру города и земли Новгородской республики разделили на пять частей. Пятины, в свою очередь, делились на погосты. Население в те времена было куда малочисленнее, большинство деревень насчитывали 1-2 двора, изредка 5-6. Так что охватывали погосты довольно значительную территорию.

Население было смешанным. Кроме русских жили в этих землях карелы, водь, ижора и вепсы. Народная память не сохранила каких-то сведений об этнических конфликтах. Колонизация проходила мирно.

Финские племена долгое время сохраняли свою языческую веру, в то время как русские уже несколько веков были христианами. Хотя русская вера, в значительной степени, сохранила отголоски язычества.

В XIV веке на остров Кижи прибыли первые христианские миссионеры. В их числе был монах Лазарь, сподвижник и ученик Сергия Радонежского. Он построил первую церковь и стал проповедовать христианское учение карелам.

Жилище карел практически ничем не отличается от русского дома. Одинаковые условия жизни диктовали одинаковые приёмы строительства и ведения хозяйства. Единственное отличие жилища русских от жилища карел - расположение печи.

В северных русских домах печь повёрнута устьем к передней стене. Этот тип расположения печи так и называется - "севернорусский".

У карел печь была обычно повёрнута устьем к двери. Таким образом кухня, она же "бабий кут" оказывалась прямо при входе в дом. Этот тип расположения печи называется "западнорусским" и кроме Карелии бытует в Смоленской, ряде районов Калужской и Псковской областей, в Белоруссии и на Украине.

Кстати, в уже помянутом мной Сямженском районе Вологодской области мне встречались дома как с севернорусским, так и с западнорусским расположением печи. Дело в том, что ещё при Иване Грозном в те места было переселено много выходцев из Великого Княжества Литовского, население коего тоже было в большинстве своём русским. Эти люди и привезли с собой свои привычки - внутреннее убранство дома с расположением печи не по-северному, а по-западному, а так же особенности в одежде: так женщины, происходившие из выходцев из литовских земель, носили юбки вместо сарафанов. Собственно в женском костюме именно в окрестностях Сямжи бытовали как юбки, так и сарафаны. Причём юбку тоже называли сарафаном. Моя свекровь, например. Но только юбку длинную, в пол.


На обратном пути мне досталось место у окошка, но я в него особо не глядела. Перекусила рогаликом с ряженкой и... как выключатель повернули. Вырубилась до самого Петрозаводска.

Мне ещё предстояло продолжение эпопеи с покупкой билета до дома.

Только сойдя в Петрозаводске на берег я поняла, как же я устала! И путь до вокзала, который я утром одолела бегом, теперь казался бесконечным... Да ещё и в гору... Хорошо, что автобус подошёл почти сразу.

В кассе теперь было столпотворение. А билетов, как сообщила справочная, осталось всего 4 и те боковые... Я поначалу, туговато соображая "с устатку" встала в очередь, где народу поменьше. И всё равно сильно прогадала. У окошка стоял офицер, который, похоже, брал билеты на всю свою роту. Потом шумная компания девиц - сначала их было двое, но едва офицер отошёл, набежала ещё целая ватага.
Капец! - подумала я, - Я тут до утра стоять буду! Нет, нафиг! Ночую в городе, а завтра иду на трассу!
И тут я случайно оглянулась. Прямо напротив касс. Тихо и сиротливо стояло четыре терминала по продаже билетов. И тут до меня дошло. Как до того жирафа из анекдота. Нет, я, всё-таки, тормоз и "слоупок", как ласково называет меня моя младшенькая. Словом - я подошла к терминалу и спокойно купила билет без нервов и давки, оплатив карточкой Сбера. Правда, досталось мне уже место верхнее боковое рядом с купе проводника. А если бы я не тупила, то утром смогла бы купить нормальное. Тут позвонила мама и мы вместе с ней поржали над моей недогадливостью.
А потом я пошла в зал ожидания. До поезда было ещё около двух часов.
Сижу, никого не трогаю, носом поклёвываю. Почти задремала уже. Как вдруг в зал влетела целая шайка тёток пенсионного возраста и с ходу принялась орать. Как я поняла - это был не то самодеятельный хор, не то ансамбль и ехали они куда-то в Ижевск выступать на каком-то конкурсе. Знаете, ребята... я всегда думала, что это я громко разговариваю. Я ошибалась. Орали эти дамочки так, что не было слышно, что там по радио объявляют. Одна громко требовала свои билеты. Другая голосила, что потеряла серьгу. Третья вопила в телефон какому-то Мише, что она забыла кота накормить. Четвёртая причитала, что забыла рубашку от концертного костюма. Каким-то чудом я расслышала, что мой поезд подан под посадку ко второй платформе.
Ну вас нафиг с вашими "воплями Видоплясова", - сказала я себе и рванула на платформу. Бежать пришлось через тоннель, правда недалеко. И первый, кого я увидела, поднявшись на платформу, был давешний азербайджанец их хостела. Он обрадовался мне как родной и опять принялся выносить мне мозги рассказами как он едет в Питер работать грузчиком на Софийке.
- Я спать хочу! - сказала я, - У меня уже голова не соображает, а Вы мне ещё мозги выносите!
Оставьте меня в покое ради всего святого!
Отстал.
Доехала я хорошо, спала крепко и проснулась только в пять утра, когда проводница пошла по вагону с побудкой. Поезд приходил в 6-40 утра.

Tags: Путешествия, Россия, автостоп, этнография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments